• Схиархимандрит Паисий Величковский
  • Архимандрит Иннокентий
  • Схиархимандрит Паисий Величковский. (К 250-летию со дня рождения, 1722–1972) // Журнал Московской Патриархии №12, 1972 г., стр. 62-64
Публикация:
Распечатать

«Схиархимандрит Паисий Величковский». (К 250-летию со дня рождения, 1722–1972).

Журнал Московской Патриархии №12, 1972 г., стр. 62-64


Простирая духовный взор к смиренномудрому старцу Паисию (1722–1794 гг.), наш современник может извлечь из размышлений над необычной его личностью столько для своей духовной пользы, сколько может дать только хороший учебник благочестия... Глубина его духовной жизни не может быть понята сразу, ее следует постигать постепенно, учась у старца Паисия так, как мы учимся грамоте...

Этот человек был лампадой перед лицем Божиим, и только при свете этой лампады мы можем читать книгу Православия в том мраке, в который погрузилась русская церковная жизнь в XVIII веке. Век петровских реформ, проникающего французского вольнодумства, всеобщего разложения и упадка духовной жизни, когда монастыри закрывались или низводились до уровня казарм, когда лучшие люди России покидали её пределы, ища прибежища в пограничных областях, на Афоне... А ведь именно этот страшный век дал России и миру два дивных негасимых светильника – Паисия Величковского и Серафима Саровского. Они ознаменовали собой начало того необратимого процесса, когда все основное, что было сделано в Православии и для Православия, переместилось в Россию. Старец Паисий стал тем руслом, через которое высокие достижения православной мысли, до тех пор хранившиеся на Востоке, перешли в Россию, чтобы пройти через XIX век и привести Православную Церковь к присущим ей вершинам...

Старец Паисий дает нам пример истинного православного жития, сущность которого – смирение и любовь. Как деятель Православной Церкви, как пастырь православный он развивает учение святых отцов об умном делании и о молитве Иисусовой – краеугольном камне Православия. То, что открылось ему Духом Божиим, он выразил в своих сочинениях и в наставлениях, преподанных ученикам. Старец Паисий придавал большое значение изучению святоотеческого наследия, полагая первейшим долгом христианина читать писания. Он трудился над переводами с греческого святоотеческих творений, стараясь снабдить православных людей пищей духовной, его стараниями не оскудевшей, и ученики следовали его примеру, переписывая творения православных подвижников, русских и греческих.

Внутренний голос зазвучал в Божием избраннике в ранней его юности. Этот зов побудил его, сына полтавского протоиерея, покинуть родной дом и уготованный ему от отцов и дедов путь иерейского служения. Несмотря на мольбы благочестивой матери, он ушёл в путь, полный невзгод и лишений, бродил по монастырям Малороссии, ища удовлетворения жажде души своей – принятия монашеского образа под руководством опытного старца. Он хотел отдать себя Господу целиком, пройти уготованный ему земной путь по идеалам преподобных Иоанна Лествичника и аввы Дорофея, в смирении и отсечении своей воли. Скитальческая, полная скорбей юность была хорошей школой молодому подвижнику: она научила его смирению, благодаря которому просиял старец Паисий. Но руководителя, которого так жаждала его душа, он так и не нашел. Господь привел его на Афон, где он обрел уединение и понял, что путь поисков окончен... И сказал монах Паисий юноше Виссариону, просившему его руководить им: «Ближайший отец наш российское светило Нил Сорский... бедствия времен сих и нынешнее человеков нерадение видев... советует ревнителем, глаголя сице: подобает претрудне искати непрелестна наставника. Не обретшемуся ему, повелеша нам, глаголет, святии отцы от Божественных писаний и богоносных отец учения научитися, слышаще самого Господа глаголюща: испытывайте писания, и в них обрящете живот вечный»[1].

______________________
1 Житие и писания молдавского старца Паисия Величковского. Издание Козельской Введенской Оптиной пустыни. М., 1847, с. 39.

Эти наставления великого старца служат советом и правилом для всех, кто заботится о спасении души, искать надёжного руководителя в духовной жизни, а за отсутствием его – искать руководства в указанных им отеческих книгах. Как драгоценны для право славных людей эти указания и советы заботливого отца, великого старца, через века, беспокоящегося о чадах своих, которые бы имели наставников искуснейших – книги свято отеческие!

Уединение на Афоне не было длительным – светильник не остался незамеченным. Постепенно собираются вокруг отца Паисия молдавские и славянские монахи, привлеченные благодатию, данной иноку по его любви и смирению. Первым пришел Виссарион – и не смог Паисий отринуть его слезные тридневные мольбы, ибо и ему была ведома жажда обрести учителя: «И видя таковое брата смирение и слезы, умилился и преклонися прияти его не в ученика, но в друга, еже жити средним путем в двоих, и ему же Бог дарует более разумети во Святом Писании, друг другу открывати волю Божию, и подвизатися на делание заповедей Божиих и на всякое дело благое: отсецати же друг перед другом волю свою и рассуждение и послушание друг друга во благое, душу едину и предложение едино имети, и вся <к состоянию живота своего имети обща» (Ч, с. 40).

Жизнь с единомысленным братом была для отца Паисия утешением. Но через четыре года собралось около него восемь человек, а потом еще четверо, и пришлось собравшейся братии переселиться в другое место – скит святого пророка Илии. Так образовался общежительный монастырь, объединивший в любви и единомыслии иноков молдавского и славянского происхождения. Отец Паисий, вняв слезному молению братии, принял священство и возглавил общежитие. Новый монастырь сразу же стал известен своим благочинием, «сиречь в пении и чтении смирение, тихость и благоговение, и всей братии со страхом Божиим в церкве предстояние, священников и екклесиархов самонужднейшее слово и служение, с благоговением и тихостью исполняемо, вне же церкве во общем послушании рукоделие со смирением и молчанием, и между братиями всевдашний от сердца мир, любовь, отсечение своей воли, к старцу же благоговейное послушание с верою и любовию, таже и старца к чадам своим духовным отеческое милосердие, в службах благорассмотрительное определение...» (1, с. 45). Многие стремились попасть в эту общину. Условия жизни были нелегкими, но никого не смущала теснота и скудость, ибо всех, пришедших к старцу Паисию, отличали высокое горение и вдохновенная устремленность к монашескому идеалу. Сам отец Паисий вместе со всеми занимался рукоделием – днем делал ложки, а ночью писал книги («Вся убо жизнь его во бдении всенощном бяше, – прибавляют биографы, – и более триех часов не можаше спати») (1, с. 45).

Патриарх Серафим часто навещал отца Паисия, а иногда приглашал его служить Литургию в монастыре Пантократора. Очень трогательно сообщение биографов о служении отца Паисия: «и тамо служаше греческим языком, неспешно и благоговейно, со страхом Божиим, непрестанно слезами ланите свои омочая: никогда же не можаше без слез святую литургию прослужити во всей своей жизни. Святейший же патриарх, стоя со слезами, глаголаше: Слава Тебе, Господи, слава Тебе. А стоящий в олтаре, видяще его тако всего к Богу простерта, и аки измененна и плачуща, едва могуща возгласы глаголати, тодико умиляхуся и плакаху, яко инии не можаше и стояти в олтаре слез ради, исхождаху, и удивляющеся благодати Божией, прославляху Бога» (1, с. 47).

Когда же вокруг старца собралось более шестидесяти иноков и стало невозможно жить и кормиться, решили вернуться в Валахию. После трогательного и слезного прощания с благодатной Афонской Горой, с благословением оплакивающего их патриарха на двух лодках отправились они в Молдавию и там поселились – сначала в Драгомирне, а потом (после русско-турецкой войны 1768 года и изменения границ) в Секуле и Нямце. В Драгомирне отец Паисий принял пострижение в схиму.

Старец Паисий упорядочил устав своего монастыря, приведя его в строгое соответствие с уставом общежительных монастырей – Василия Великого, Феодосия Великого и Феодора Студита. Вся жизнь монастыря была основана на строгом соблюдении общежительных правил. Старец Паисий был во всем примером для братии. Он участвовал в общих трудах, совершая безмолвную молитву, являя собой пример бесконечного смирен-ля и терпения. В обстановке смиренной любви, безмолвной молитвы и единомысленного труждения стараниями и молитвами великого старца утвердился главный принцип общежи тельного монашеского жития – исповедание помыслов как основы покаяния, прощения грехов, надежды спасения, то каменное основание, на котором воздвиглось старчество, впервые введенное в России отцом Паисием и впоследствии сыгравшее решающую роль и расцвете монашества, в XIX веке.

Очень большое значение придавал старец Паисий литературной деятельности. Он сам трудился над переписыванием книг и вдохновлял на труды братию. Почитая святоотеческие творения наилучшими наставниками не только для иноков, но и для мирян, старец Паисий трудился над переводом с греческого языка на славянский и молдавский творений тех отцов Церкви, которые казались ему важнейшими для духовной жизни монахов в том русле, по которому он вел своих чад,– преподобных Исаака Сирина, Феодора Студита, Григория Паламы, Максима Исповедника. Им было переведено «Добротолюбие», которое было издано с помощью митрополита Петербургского Гавриила. Монахи его монастыря и он сам переписывали творения, уже существовавшие в славянском переводе: «Лествицу», «Душеспасительные поучения Аввы Дорофея», Слова Иоанна Златоустого и многое другое. Очень ценил старец Паисий и собственноручно переписывал творения преподобно го Нила Сорского.

В настоящее время известны десятки рукописей, переписанных самим старцем и его ближайшими сподвижниками. Их вывозили из монастыря благочестивые посетители, сам старец дарил их некоторым духовным лицам из Центральной России. Рукописи распространялись по Руси, неся с собой благословение старца Паисия. Собственные сочинения старца – его учение об умной молитве, некоторые письма, в которых он выражает основы своего учения, – всё это сохранилось в рукописях (и частично издано в XIX веке Оптиной пустынью). О своей жизни старец Паисий вынужден был рассказать по просьбе учеников для начинающих монахов; он подробно рассказал о ней своим ближайшим ученикам и помог им составить его жизнеописание, предоставив в их распоряжение также свои автобиографические записки («саморучную повесть»).

Старец Паисий скончался 15 ноября 1794 года в ясном провидении времени своей кончины, причастившись Святых Тайн, передав ученикам свои наставления i(по-молдавски и по-русски), «и тако скончася, аки уснув, пределе святую свою душу в руце Божий». Погребен старец Паисий в Нямецком монастыре.

Ученики старца Паисия после его кончины ушли в Россию. Они разошлись по монастырям, унося с собой рукописи паисиева перевода, а главное, его заветы, приведшие к духовному возрождению.

Жизнеописание старца Паисия было издано в 1847 году Оптиной пустынью. Второе издание «Жизнеописания» (в переводе на современный русский язык) было осуществлено в Одессе в 1886 году. Что касается «саморучной повести», то часть её (где повествование доведено приблизительно до 1740-х годов) в настоящее время находится в собрании А. И. Яцимирского, БАН, 13. 3. 26). Где остальные части, и существуют ли они, пока неизвестно. О старце Паисий, см. также: а) А. И. Яцимирский. Возрождение византийско-болгарского религиозного мистицизма и славянской аскетической литературы в XVIII веке. Харьков, 1905. Отд. оттиск из сборника статей в честь проф. М. С. Дринова; б) М. Боровкова-Майкова. Нил Сорский и Паисий Величковский. СПб., 8 с.

А. П.

 
 
Ресурсы
 

 
Рекомендуемые сайты
Патриархия.RU Милосердие.ru
У нас со скидками препараты от алкоголизма для вас со скидками.
 
прошлая версия сайта
2007 - 2011, Новоспасский монастырь